Чемодан Брюса Уэйна. Могутная металлическая глыба с пафосным тиснением «Wayne Enterprises» посередине. Надёжный сейф, способный сберечь энную сумму брюсовых вечнозелёных купюр от вездесущих лап Женщины-Кошки, или, на худой конец, кусок криптонита (на всякий пожарный, ну!). Но на деле он призван сохранять глянцевый кусок картона с фотографией формата A4. Да, тот необходимый импульс, приведший к двухчасовому флешбэку Дианы (именуемому фильмом «Чудо-Женщина»). Ах, да, чуть не забыл: также это прекрасная аллюзия на всю киновселенную DC. Фильмы из-под её крыла усиленно прячут живое, истинное нутро под грудой CGI, библейских отсылок, лживых промо-кампаний, неуместных ужимок в исполнении Айзенберга и Лето, уступок радфему. Одним словом, все радости современного кинопроизводства в одном флаконе. К счастью, фильму Пэтти Дженкинс не суждено было остаться погребённым под крышкой уэйновского клатча. Но, стоит признать, эта крышка очень старалась сделать всё возможное для этого.

Кадр из фильма "Чудо-женщина"
Кадр из фильма «Чудо-женщина»

Чётко обрисовывая контур собственного мнения, скажу так: своих 96% положительных рецензий фильм не достоин, а титула лучшего комикс-муви и подавно. Данный отзыв будет не столько о стыдобищных дырах и несостыковках, сколько об упущенных возможностях. Не проворонь их создатели, и мы действительно могли бы получить великий фильм по комиксам. Но обо всём по порядку.

Уже разве что ленивый не облобызал постеры с Галь Гадот, превознося её и преклоняясь, не в силах устоять перед лукавой улыбкой прекрасной мисс Израиль. Что сказать: основная тройка игроков Лиги Справедливости подогнана на удивление ладно. Уверен, в дальнейшем от них не отстанут ни Момоа, ни Миллер. Воплощённая на экране Чудо-Женщина способна поставить под знамёна не одну тысячу рекрутов одним лишь взглядом, жестом, животворящей искоркой, попеременно блуждающей от губ к зрачкам.

Фильм Чудо-женщина
Фильм Чудо-женщина

Самое приятное то, что, по большей части, фильм изо всех сил старается не воспринимать зрителя за нерадивого дурачка, желающего уминать месилово из графена всю свою «дольче вита». Он не прогибается под гнётом времени, оставаясь фильмом про СИЛЬНУЮ ЖЕНЩИНУ, и при этом не ударяясь в крайности, излишнюю стереотипизацию и гендерную ангажированность. Разномастный сонм мужских персонажей только сильнее оттеняет образ самой принцессы Дианы. Фильм говорит твёрдое «НЕТ!» былому балансу вселенной, превращаясь из замыленной бесконечными ливнями текстурки, на фоне которой бьются боги и люди, в холст, на котором нашлось место и для цветущего острова Темискира, и для индустриального Лондона времён Первой мировой войны.

Кадр из фильма "Чудо-женщина"
Кадр из фильма «Чудо-женщина»
Кадр из фильма "Чудо-женщина"
Кадр из фильма «Чудо-женщина»

Это холст, где прекрасно уживаются визуальные отсылки как на пропагандистские постеры тех времён, так и на творения Марка Шагала. Наконец, это фильм, где по большей части удачно переплетены и узнаваемы каждым зрителем составные из «Пятого элемента», «Пришельцев», оригинального «Супермена» и даже некоторых поделок от красно-белых конкурентов. В подобных мелочах чувствуется внимательная женская рука, способная создать вокруг зрителя знакомую атмосферу домашнего уюта. Пэтти сделала всё возможное, дабы доказать возможность работы над ошибками и их последующее исправление. Именно о процентном соотношении «того, что сделано» и «того, что могло бы быть сделано» мы сейчас и начнём говорить, плавно меняя палитру повествования на более прискорбную.

Фильм "Чудо-женщина"
Фильм «Чудо-женщина»

Я убеждён в том, что Диана, как персонаж, особенно ярко раскрывается на контрасте с человеческим миром. Она – воплощение всевозможных добродетелей, её взгляд на мир чист, душа горит отвагой. В то время как остальные тяготятся логикой, чувством самосохранения, Диана выходит из окопов, вызывая огонь на себя, и впоследствии (не без помощи Отряда Самоубийц здорового человека) освобождает маленькую деревушку. В то же самое время чрезмерная идеальность висит здесь на героине обузой, мир в её глазах имеет чересчур яркую границу между добром и злом. «Отсеки голову гидре, и она погибнет!» — думает Диана, пронзая немецкого генерала, не зная, что гидра эта многоглава, а на месте отсечённой головы может вырасти ещё три. Это сказочное мировосприятие превращает её в непослушного ребёнка, способного усвоить урок, лишь набив шишку на лбу.

Кадр из фильма "Чудо-женщина"
Кадр из фильма «Чудо-женщина»
Кадр из фильма "Чудо-женщина"
Кадр из фильма «Чудо-женщина»

И для полноценного раскрытия героини Арес, как единоличное воплощение зла и главный антагонист, был не нужен. Разрушение её былого мира и представлений могло произойти без прямого вмешательства бога войны. Главная идея могла бы состоять в том, что время шло, но дело Ареса продолжало жить в человеческих душах, стравливая их, сталкивая поколения в бесконечной кровавой бойне. Бог войны уже заронил семена и, как показала практика, на плодородную почву. История подтвердила, что дальнейшего ухода они не требуют, разрастаясь самостоятельно. Вместе с этим каждый из соратников принцессы амазонок мог стать более глубоким персонажем вместе с ней, являя собой обратную сторону медали. Не только трупы на обочинах, но покалеченные судьбы миллионов могли найти отражение в глазах Стива, Чарли, Самира. Диане необходимо было сгореть в пожаре переосмысления, дабы впоследствии, подобно фениксу, восстать из пепла обновлённой. Кульминацией могла бы стать сцена, где Убийца Богов был сломан пополам во время стандартной схватки с обычным противником. Здесь не стоит отбазариваться догмой «НУ, ЭТО ЖЕ КОМИКСЫ!» Комиксы давно разрушили рамки сугубо детского чтива и, как следствие, способны рассказывать историю более неординарными способами.

Фильм "Чудо-женщина"
Фильм «Чудо-женщина»

Диана особенно ярко выделяется на фоне консерваторского общества начала XX века, где у руля стояли брадатые мужи, указывающие женщинам трясущимся перстом на место у плиты, не оставляя права на голосование во время выборов. Принцесса здесь подобна яркому лучу света, вырвавшемуся из-за отдёрнутой шторы и разрезающему затхлый, пыльный воздух войны кабинетной, напоминая о запахах пороха и треске пулемётных очередей войны полевой, окопной. Но… этого мало. Мало оттенять героиню, необходимо придавать её образу большего веса за счёт того, что в один ряд с ней встают, ей противостоят, не менее сильные по духу женщины, которые, однако, не являются полубогинями.

Кадр из фильма "Чудо-женщина"
Кадр из фильма «Чудо-женщина»

К примеру, необходимо лишить Этту Кэнди функции комедийного элемента, сделав её героиней, вынужденной до поры до времени мириться с положением, складывавшимся веками. Для скромной секретарши Диана могла стать проблеском надежды. И тогда фраза «Я надеюсь получить право на участие в голосовании…» могла заиграть новыми красками, добавляя фильму новую, более приземлённую сюжетную линию, разворачивающуюся в отрыве от амазонок, мифологии, богов и т. д. Этта могла бы стать дополнительным примером человеческих возможностей, а точнее, их безграничности. Так же, как и Бэтмен для Супермена. Только без возможности создания отдельного произведения об их противостоянии. Женской версии Лекса Лютора мир может и не выдержать.

Кадр из фильма "Чудо-женщина"
Кадр из фильма «Чудо-женщина»

И особенно обидно на фоне подобных мыслеизлияний наличие такого персонажа, как Доктор Яд. Учитывая тот факт, что создатели намеренно поменяли персонажу пол, сделав доктора женщиной, подумайте, что мы могли бы получить в итоге. Именно Изабель Мару могла стать тем необходимым антагонистом. Но не стандартным злодеем по типу «всех порабощу потому, что хочу!», но перешедшей на тёмную сторону силы вследствие личной трагедии или же подавляемых амбиций, нашедших выход в столь смертоносной форме. Как и Этта Кэнди, она могла стать зеркалом, в котором эпоха нашла своё отражение. Да только зеркало это кривое. И поэтому финальные темы самопожертвования и помилования могли заиграть новыми красками, ведь теперь внимание зрителей полноценно сосредоточено именно на этих аспектах, но никак не на божестве с залысинами.

В последних полутора страницах текста огромное обилие частицы «бы». Две буквы служат жестоким напоминанием о нереализованном потенциале, становясь проклятием фильма для отдельно взятого зрителя. Но на сей раз рукой автора двигала не выжигающая нутро ненависть, а желание помочь. Как самому себе, так и сотне других людей, прочитавших это.

Текст: Алексей Хробостов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here